Урановый вопрос. Экономические и экологические риски

0

На минувшей неделе Жогорку Кенеш принял в третьем чтении законопроект, полностью запрещающий добычу, геологоразведку и ввоз на территорию Кыргызстана урана и тория. Решение может иметь для республики если не катастрофические, то весьма ощутимые негативные экономические и как ни странно экологические последствия.

Когда политика «рулит»

Несколько месяцев назад общественность всколыхнула новость, что некая компания «ЮрАзия» закончила геологическую разведку на Кызыл-Омпульской группе месторождений и вот-вот приступит к добыче радиоактивного вещества. Интересно, что повышенное внимание к деятельности компании появилось сразу после подписания двухстороннего инвестиционного соглашения в рамках госвизита российского президента Владимира Путина в Кыргызстан. До этого компания 9 лет спокойно работала в республике и направление своей деятельности совсем не скрывала, а как раз наоборот рассказывала о ней на всех возможных площадках.

Внезапно отношение к инвесторам изменилось. И с экранов телевизоров уважаемые эксперты (правда в области политологии, а отнюдь не в экологии или химии) описывали будущее Кыргызстана в случае, если компания начнет добывать уран. Воображение зрителей рисовало страшные картинки, где двухголовые овечки, радиоактивные яблоки размером с арбузы и пациенты с лучевой болезнью стали жуткой реальностью. Нашлись и те, кто сравнил геологические работы с работой атомной электростанции. Элементарного знания физики и химии достаточно, чтобы понять, что такое сравнение, мягко говоря, некорректно. Ну, хотя бы потому, что уран не взрывается, в отличие от станций.

Тем не менее череда митингов в Иссык-Кульской области и в Бишкеке, а также шумиха в социальных сетях повлияли на правительство. Чиновники приняли кардинальное решение: остановить разведку и добычу урана в стране. Правда временно. Была сформирована межведомственная комиссия из числа сотрудников Государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства, Минздрава, Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования, других госведомств, представителей местного сообщества, академиков, независимых экологов и других экспертов. Эти люди должны были изучить ситуацию, дать заключение лабораторных исследований, наблюдений, и на основе этих данных правительство намеревалось вынести взвешенное и объективное решение.

Но вышло все по-другому. Пока члены комиссии колесили по горам, замеряя уровень радиации в воздухе, воде и в почве, изучали данные медиков по заболеваемости населения, в Жогорку Кенеше депутаты инициировали законопроект о запрете добычи и разведки урана.

Закон продвигался по комитетам и комиссиям с завидной скоростью. Через несколько месяцев его одобрили в трех чтениях.

Спорить с законами - дело неблагодарное. Однако удивляет в этой ситуации лишь одно: депутаты, принявшие решение, ни разу так и не посетили ни одного месторождения урана, не съездили в села, которые расположены поблизости, не посмотрели как работает Кара-Балтинский горнорудный комбинат, где с советских времен перерабатывают радиоактивные вещества. И уж кому как не старожилам и пенсионерам этого производства знать, как работа с радиоактивным веществом повлияла на их здоровье. Но нет, в Жогорку Кенеше делать этого не стали. Как не стали и слушать членов межведомственной комиссии. Их даже не пригласили на заседание, рассказывают эксперты. Не говоря уже о том, что результатов их работы и заключения просто не стали ждать.

А что говорят отчеты?

Тем временем промежуточные итоги работы межведомственной комиссии находятся в открытом доступе. Они опубликованы на сайте Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования. Кстати, исключительный случай. Обычно данные об уровне радиации содержатся в секрете под штампом «только для служебного пользования».

Отчеты комиссии показывают, что специалисты делали замеры и брали пробы для исследований на нескольких десятках участков. Так, по результатам исследований в Тонском районе уровень мощности экспозиционной дозы гамма-излучений на территории населенных пунктов, расположенных вблизи участка «Таш-Булак», соответствует природному фону, а где-то даже существенно ниже верхней планки нормы.

Экологическая катастрофа впереди?

Член межведомственной комиссии, эколог Алик Джанузаков уверен, что запрет на добычу урана не поможет экологии страны, а как раз наоборот нанесет урон.

Еще несколько месяцев назад в Кыргызстане работало 18 компаний, у которых были лицензии на разработку урана. Сейчас их осталось всего лишь 9. Нет, месторождения не закрыли. Они работают как и раньше. Компании написали заявления в ГКПЭН и попросили убрать уран из их лицензии. И их просьбу исполнили. Теперь де-юре они не добывают уран, но фактически вещество не исчезло. Уран по-прежнему есть на этих месторождениях. Это то же самое, что ехать на грузовике и показывать документ, что вы едете на «Запорожце», - говорит Джанузаков.

Ситуация, о которой говорит эксперт, возникла из-за того, что в природе практически не встречается концентрированных месторождений урана. Например, на участке Таш-Булак содержание вещества всего 0,2%, и радиоактивный элемент соседствует с другими полезными ископаемыми.

В Кыргызстане многие месторождения граничат с залежами урана, и власти на него тоже выдавали лицензию как на сопутствующий элемент. Это налагало определенную ответственность на компанию, которая покупала такую лицензию: бОльшая степень ответственности, больше требований к соблюдению экологических норм. Теперь этих требований не будет, а уран останется, его так же будут извлекать на поверхность и просто размазывать по земле, без соблюдения техники безопасности. И именно это может стать настоящей экологической катастрофой, - предупреждает Алик Джанузаков.

По его словам, он сделал запрос в ГКПЭН, чтобы узнать точное число подобных месторождений. Но ведомство упорно хранит молчание и сведения не предоставляет.

Экономические последствия

Сразу после принятия законопроекта юристы Кара-Балтинского горнорудного комбината (ОАО ГКРК) и ОсОО «ЮрАзия в Кыргызстане» начали готовить иск в арбитражный суд. По словам представителя компаний Андрея Акимова, они намерены потребовать от правительства Кыргызстана возмещения финансовых затрат: денег, которые потратили на покупку лицензии, налоги, строительство инфраструктуры и так далее. По предварительным подсчетам, сумма иска с учетом упущенной прибыли составит около 100 млн долларов.

- С 2009 года правительство Кыргызстана поддерживало наш проект, нам выдавали лицензию на разработку, уверяли в защите интересов инвесторов, местные органы власти согласовывали все необходимые документы. Мы в свою очередь выплачивали налоги и создавали рабочие места. Но когда дело дошло до получения прибыли, то есть запуска проекта, неожиданно позиция властей сместилась на 180 градусов, - объясняет позицию компаний Андрей Акимов.

Надо сказать, что пострадают не только геологоразведочные компании, но и единственный сохраненный уникальный отечественный комбинат. Кара-Балтинский горнорудный комбинат могут закрыть, хотя руководство делает все возможное, чтобы удержать специалистов.

Кроме того, может пострадать инвестиционный климат в республике. Исполнительный директор Союза предпринимателей Эрлан Ерешеев рассказал, что ряд инвесторов, наблюдая за тем, как молниеносно правительство поменяло мнение о бизнесменах, не приняв в расчет данные исследований, передумали открывать бизнес в Кыргызстане.

- Правительство не смогло внятно и четко защитить инвесторов, которых само же приглашало. Кабинет министров может создавать еще множество институтов по привлечению иностранного капитала в страну. Но этот запрет - мощный удар по инвесторам. Теперь все инвесторы глубоко задумаются, идти ли в КР, где все время меняются правила игры, где после десятилетней законной геологоразведки, после многомиллионных вложений инвесторам выставляют полный запрет. Как в страну может прийти инвестор, где его без всяких обоснований могут объявить преступником? - говорит Ерешеев.

Однако решать трудности, связанные с урановым запретом, придется не депутатам. Им до конца срока осталось меньше года. Правительство скорее всего тоже поменяется после выборов 2020 года в Жогорку Кенеш. Так кто будет отвечать, если эмоциональное решение, принятое без учета мнения комиссии, окажется ошибкой?

Справка Bulak.kg

Участок Таш-Булак входит в Кызыл-Омпульскую группу ураново-ториановых россыпей. Равнина, где расположено месторождение, окружена горами. Местность отделяют от озера Иссык-Куль 49 километров и горная гряда. Ближайший населенный пункт, село Кок-Мойнок, с населением 170 человек находится в 12 километрах.

Месторождение представляет собой небольшую долину среди гор, по которой проходит трасса и линия электропередач. Недалеко есть железная дорога, ведущая напрямую к Кара-Балтинскому горнорудному комбинату.

URL: https://bulak.kg/show/11065