Эксперт: В новом Уголовном кодексе можно избежать отбытия наказания за изнасилование, пытки и ала-качуу

Генеральная прокуратура Кыргызстана инициировала внесение изменений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы и Кодекс об Административных правонарушениях.

Экспертное сообщество достаточно критично отреагировало на инициативу ведомства.

Так, по мнению доктора юридических наук, профессора Назгуль Сулаймановой, особого внимания заслуживают изменения, касающиеся пробационного надзора и ответственности юридических лиц.

Что такое пробационный надзор? Суд может принять решение об освобождении осужденного от отбывания наказания в виде лишения свободы до 5 лет с применением в отношении него пробационного надзора только в том случае, если придет к выводу о возможности его исправления без отбывания наказания. В свою очередь, Департамент пробации контролирует исполнение возложенных судом на осужденного пробационных обязанностей и его поведение с целью его исправления и предупреждения совершения им новых правонарушений.

“В проекте УК также предусматривается пробационный надзор, но он может быть назначен судом уже не только за менее тяжкие преступления, но и за тяжкие преступления, за которые предусматривается лишение свободы до 10 лет. В действующем УК пробационный надзор не применяется к лицам, осужденным за тяжкие или особо тяжкие преступления. Следовательно, происходит неоправданное расширение сферы применения пробационного надзора.

Для примера. Пробационный надзор может быть назначен от 1 года до 5 лет по проекту УК по следующим статьям – причинение тяжкого вреда здоровью (ч.1, ч.2 ст.129), пытки (ч.1, ч.2 ст.136), изнасилование (ч.1 ст.153), насильственные действия сексуального характера (ч.1 ст.154), похищение человека (ч.1, ч.2 ст.164), торговля людьми (ч.1, ч.2 ст.165), похищение лица для вступления в брак (ч.1, ч.2 ст.171). То есть, по этим преступлениям виновное лицо может быть освобождено от отбывания наказания с применением пробационного надзора.

Профессор уточняет, что в проекте УК не предусмотрена таблица соответствия наказаний, которая есть в действующем Уголовном кодексе и которая показывает, по каким видам наказания можно поставить примерно “знак равенства по строгости”, - отметила Назгуль Сулайманова.

Эксперт бьет тревогу: в новом проекте Уголовного кодекса отсутствует действующая в нынешнем кодексе глава 20, которая регламентирует вопрос применения принудительных мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц.

“На сегодняшний момент Кыргызская Республика полностью выполнила свои международные обязательства в части введения уголовной ответственности юридических лиц. И если в проекте будет исключена эта глава, получается, мы не выполняем свои обязательства в рамках Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией по реализации Конвенции ООН против коррупции.

Раз в пять лет происходит мониторинг по выполнению Стамбульского плана действий, есть перечень рекомендаций, которые вытекают из Конвенции ООН по борьбе с коррупцией. Одна из них – установление ответственности юридических лиц за коррупционные преступления. Если отказываемся от этого, то рекомендация будет невыполнена.

Возможно включение Кыргызстана в так называемый “серый список” с соответствующими ограничениями, потому что остается вопрос ответственности юридических лиц за легализацию и отмывание преступных доходов. Это негативно может отразиться на имидже Кыргызской Республики”, - считает Назгуль.

Эксперт, анализируя проект Уголовного кодекса, в целом отметила наличие дублирования текстов в статьях, противоречие между основным и квалифицирующим составами преступлений. По ее мнению, произошла криминализация деяний, по которым ранее отсутствовала уголовная ответственность.

URL: https://bulak.kg/show/15073