Проект «национальный герой»

0

С начала октября 2020 в Кыргызстане реализуется политтехнологический проект, направленный на монополизацию ресурсов страны, включая государство, в руках одной из борющихся за власть группировок.

Для создания монополии планируется разрушить баланс смешанной системы государственного устройства Кыргызской Республики, наделить практически неконтролируемыми полномочиями президента, ослабить парламент и политические партии, ликвидировать институт премьер-министра.

Главным препятствием на пути монополизации стала Конституция Кыргызстана, против которой и направлен основной удар, завуалированный под реформу.

Фигурой прикрытия, вокруг которой разворачивается сценарий политтехнологического проекта, является «национальный герой», чье появление на политической арене отвечает чаяниям части электората видеть во власти защитника народа, в одночасье решающего социально-экономические проблемы. 

Легенда «национального героя»

Не имеет значения какой именно реальный человек материализует политтехнологический персонаж, достаточно того, чтобы факты биографии реального человека внешне совпадали с жизнеописанием героя. Персонаж Робин Гуд, который выбрали из череды героев для Кыргызстана, должен иметь в своей биографии три важных факта: открыто сопротивляться властям в интересах народа, подвергнуться преследованиям со стороны властей и победить  угнетателей, пусть даже на короткий срок. После победы «национальный герой» должен даровать народу облегчение от тягот. Под эти основные этапы жизни героя подгоняется биография конкретного человека, который начинает исполнять роль «национального героя» при массированной поддержке образа всеми доступными медийными средствами.

В случае с Кыргызстаном персона, ставшая фигурой прикрытия политтехнологического проекта, сильно отличается от Робин Гуда набором своих персональных качеств. И во власть человек все время стремится, иначе зачем занимать кресло депутата парламента, руководителя ведомства и мечтать стать президентом. И дело на него уголовное возбуждалось по статье мошенничество. И широкой благотворительностью кандидат в герои не обременен. В любви к дорогим подаркам замечен, а в помощи гражданам, независимо от их политических взглядов, увы…., не уличен. Более того, кандидат в герои делит общество Кыргызстана на две части: поддерживающих его лично, разделяющих его идеи и идеалы и остальных, инакомыслящих, которым он поддержку оказывать не собирается.  Если верить Виталию Хлюпину, редактору ЦентрАзия, это «человек с пещерным кругозором», что никак не соответствует характеристикам героя. Но, как видим, даже из такого исходного материала можно лепить героический образ, если сам этот образ востребован частью общества.  

Следуя легенде, разработчики образа переформатировали организованные кандидатом в герои митинги за национализацию золоторудного месторождения в защиту интересов народа и протест против властей. Вопреки тому факту, что национализация поставила бы под угрозу крупнейшее в стране предприятие, вклад которого настолько велик, что прирост промышленности Кыргызстана зависит от бесперебойной работы на этом месторождения. Последовавшее за митингом в Бишкеке бегство из страны стало началом саги о преследованиях  будущего «национального героя», который скрывался  на чужбине, вернулся в родные края, но был обманут властями,  арестован и осужден. Реальная трагедия реального человека, потерявшего за время судов и заключения обоих родителей и сына, была тоже вплетена в образ политтехнологического персонажа для придания ему большей убедительности. Триумфальное возвращение политика, когда в течение считанных дней, он из исправительной колонии перебрался в дом правительства, завершило формирование образа «национального героя».

Героизация состоялась. Факты возбуждения уголовных дел против реального человека по статье мошенничество и захват заложника никак не повлияли на симпатизантов, поскольку персонаж Робин Гуд изначально не признает верховенство права. Для этого персонажа восстановление справедливости для угнетенных и защита обездоленных неправовыми методами – обычная практика. Робин Гуд сознательно нарушает закон, если закон используется в угоду властям и способствует притеснениям народа. Подобные законы в логике Робин Гуда можно и нужно нарушать. Такая трактовка действий «национального героя» нашла отклик у части кыргызского общества, тем более, что политические преследования под прикрытием уголовных дел - это старая советская традиция, прочно укоренившаяся в Кыргызстане. Недопустимость нарушения закона не вызывает у общества безоговорочной поддержки и дает простор для многочисленных изменений законодательства, прикрываемых интересами народа.

Захват общественно значимых символов

Проектировщики «национального героя» точно определили запрос кыргызского общества на тип политического лидера и главы государства, который кардинально должен отличаться от своих предшественников. Глубинный кыргызский народ хотел бы видеть главой государства персону, которая личными поступками, будь то геройство или страдание, заслужила право первенствовать. Эта персона должна, наконец, начать думать о народе, а не об узком круге семьи, родственников и партнеров по бизнесу. Глава государства должен начать решать проблемы безработицы, плохого медицинского обслуживания, некачественного образования, нехватки воды и электричества, низких зарплат, невозвратов по кредитам и о многом другом.

Определив запрос значительной части общества, создатели героя начали материализацию «пустого места», поскольку место героя было вакантным, и ни один из действующих политиков не соответствовал критериям образа. Лепка образа для пустого места давала целый ряд преимуществ, поскольку не требовались усилия по дискредитации других претендентов, развенчанию героев-предшественников или переписыванию нарративов о герое. Проектировщики ловко присвоили значимый для кыргызского общества символ героя-защитника, заступника бедноты и представили в образе национального героя одного из политиков одной из конкурирующих группировок, чьи интересы временно совпали с их интересами. Иррациональная вера в появление героя-заступника, доброго властителя, свойственная многим обществам, невзирая на пост-индустриальность 21 века, дала возможность состояться реализации проекта «национальный герой» в Кыргызстане.

Добрый хан и неисполнимые обещания

Согласно фабуле, важнейшим действием «национального героя» должно стать дарование блага, уставшему от тягот народу. Следуя своей роли, исполняющий обязанности «национального героя» совершает поездки по стране, одаривая людей Надеждой на благо, поскольку самих благ у «героя» нет. Выйдя за пределы политтехнологического образа, реальный человек осознал, что политтехнологические приемы имеют границы и что виртуальные «победы» в социальных сетях не транслируются в реальную жизнь. И реальный человек начинает обращаться к последнему пристанищу политиков –  неисполнимым обещаниям. Вы терпели 30 лет, потерпите одну зиму - просит «национальный герой» людей, живущих в условиях нехватки электричества, питьевой воды, отсутствия системы канализации, тех базовых благ, которыми должен быть обеспечен любой живущий в 21 веке. Однако отговориться призывами немного потерпеть в сегодняшнем Кыргызстане невозможно. Власти, и не только власти, а государство в целом, исчерпало ресурс доверия населения. Люди не хотят ждать, чтобы ждать, нужно верить в обещания. Но власть уже много раз не исполняла обещания и, как заставляют думать факты, намеревается это сделать вновь. Показательным примером таких намерений стала манипуляция с поиском виновного в коррупции, коим, по мнению действующих властей стал основной закон, Конституция Кыргызстана, который, якобы, не позволяет президенту бороться с коррупционерами. Эта неуклюжая попытка переложить бремя ответственности за коррупцию на основной закон страны не только противоречит фактам, ведь президент назначает главу ГКНБ КР, в структуре которого находится антикоррупционная служба, но и показывает на что будет направлен основной удар.

Для чего нужна реформа Конституции?

Реформа конституции нужна для того, чтобы монополизировать государственную власть в руках одной из борющихся группировок и, используя государство, увеличить капитализацию активов группировки за счет ресурсов Кыргызстана. Победители получат во временное управление кыргызский отрезок трансрегионального теневого трафика, начиная от контрабанды повседневных товаров и заканчивая наркотиками; смогут перенаправлять финансовые потоки, приходящие в страну; получать доли в государственных и частных компаниях; создавать для себя преференции хозяйственной деятельности и многое другое. Обладание монопольной государственной властью даст возможность победившей группировке извлекать максимальную прибыль из использования как частного, так и общественного секторов экономики.

Именно это лежит в основе стремления изменить Конституцию страны. Иначе все усилия были бы направлены на изменение финансирования и управления здравоохранением, на срочные меры по созданию рабочих мест, борьбу с криминалом, защиту бизнеса, воссоздание системы образования. О Конституции не надо было бы и вспоминать, поскольку она не просто позволяет, но нормирует, обязывает государство решать проблемы со здравоохранением, безопасностью, образованием и обеспечением других прав граждан Кыргызстана.   

Стремление монополизировать государственную власть лежит в основе нападок на смешанную систему государственного устройства Кыргызской Республики. Наличие парламента, формируемого политическими партиями, не позволяет сократить до минимума, в идеале до одного человека, круг привилегированных политиков, допущенных к властным полномочиям, которые конвертируются в экономические преимущества и финансовые выгоды. Ценность многопартийного парламента в том, что он играет роль стабилизатора политической системы, охраняя ее от внезапных резких изменений, ведущих к слому системы или распаду. Давая «выпустить пар» и узаконивая политическую конкуренцию в своих стенах, многопартийный парламент сохраняет жизнеспособность государства и более того, способствует экономическому росту. Не случайно среди 60 экономически развитых стран мира только 3 имеют президентскую форму правления.

Заявленные намерения изменить Конституцию Кыргызской Республики, чтобы наделить практически неподконтрольными полномочиями президента, ослабить  парламент за счет сокращения количества депутатов от политических партий, ломают хрупкий баланс межгрупповой политической конкуренции и обрекают страну на череду политических катаклизмов, временные промежутки между которыми будут сокращаться. Инициаторы так называемой реформы Конституции демонстрируют не только пренебрежение к праву, но и отсутствие здравого смысла. Как известно, никто не убивает курицу, несущую золотые яйца, но, кажется, инициаторы вынашивают именно такие планы. Иначе зачем подвергать высоким рискам нестабильности государственность в Кыргызстане? Кыргызстан, для того чтобы оставаться «курицей, несущей золотые яйца» для группировки, претендующей на монопольную власть, должен сохранять политическую стабильность в течение длительного времени. Это же требуется для основных акционеров борющейся группировки, где бы они не находились, и откуда бы они не управляли.

«конституция La Nuestra Familia»

Показателен пример так называемой «конституции La Nuestra Familia» криминальной группировки с одноименным названием, учрежденной в 60-х годах прошлого века в Калифорнии. Успешная банда столкнулась с проблемами неэффективного управления, снижением доходов от вымогательств, грабежей, наркоторговли и трудностями с рекрутированием новых членов. Проведя анализ, банда пришла к выводу, что в основе сложившейся ситуации лежат чрезмерная экономическая и иная эксплуатация рядовых членов и единоличный процесс принятия решений главарем банды. Чтобы устранить проблемы банды приняла основной закон, в котором, как пишет Дэвид Скарбек, «разработан целый свод правил, который ограничивает эксплуатацию и устанавливает ответственность за ее злоупотребление.» Единовластный «генерал», главарь банды, был заменен на административный совет, состоящий из трех человек. «Исчерпывающий документ был назван «Конституцией», а его копия даже хранится в архивах ФБР».

Если даже криминальные группировки 60 лет назад признали необходимость системы сдержек и противовесов для своего дальнейшего существования, то может быть сторонникам изменения действующей Конституции, претендентам на управление государством стоит, если не задуматься, то прислушаться к инстинкту самосохранения и не уничтожать фундаментальные институты, сохраняющие кыргызское государство и самих претендентов на теле его.

Кто не допустит диктатуры и сохранит права и свободы граждан

Развенчание «национального героя» стремительно приближается. Мифологические герои погибают, сражаясь за правду, справедливость и народ. Герои не живут сыто и богато. Они не занимают президентских кресел и не находятся в услужении. Герои не ходят с сумой по миру и не просят денег. Фигура прикрытия политтехнологического проекта все больше не соответствует образу героя: эта персона любит красоваться в дорогих обновках, клянчит о телефонном разговоре с большим братом, признается публично, что не имеет влияния даже на сторонников, не говоря уже о всех гражданах Кыргызстана. Персона сама разрушает героический образ, надеясь, что, выйдя из одного проекта, попадет на главную роль в другом. Где сможет закрепиться в образе справедливого хана, вершителя судеб народа на долгие годы.

Не имеет значения ошибается ли реальный человек относительно своих перспектив на участие в политтехнологических проектах. Фигуры прикрытия не имеют ценности и заменяются по мере развития сюжета. Гораздо важнее обратить внимание на то, о чем проговаривается «национальный герой», не понимая, что своими действиями и отказом от действий толкает граждан к созданию устойчивых институтов самоорганизации для сопротивления любым проектам, угрожающим их безопасности, собственности и свободам.

Народ не допустит диктатуры, говорит «герой» и устраняется от обязанности защищать граждан от избыточного, не оправданного насилия, которое несет диктатура. И когда граждане понимают это, то они начинают сопротивляться угрозам доступными им способами. Активно выступают против изменения Конституции, защищают парламентское устройство и политические партии как институты, требуют соблюдения международных обязательств, а также обязательств, взятых государством перед своими гражданами бизнесом.

«Пусть в нашем вольнолюбивом Кыргызстане всегда будут свобода слова, согласие и взаимопонимание!"- пишется в поздравлении ко дню печати и информации. И те, кому адресовано поздравление понимают, что сам «герой» и предлагаемое им государство не будут защищать свободу слова. Эта свобода может существовать сама по себе, как явление природы, которое не требует норм закона, специальных механизмов для сохранения и защиты, что свобода слова не будет фундаментальным правом граждан, поскольку уже и так дарована провидением кыргызскому обществу.

Политтехнологический «герой» занимается самоуничожением, важно, чтобы в ходе этого процесса пострадало как можно меньше граждан, общественных и государственных институтов. Самое важное, что карикатурный «национальный герой» своим воинствующим средневековьем запускает процессы самоорганизации граждан, отстаивающих современный путь развития страны. И эти граждане не делятся на регионы, кланы, группы, они создают сетевое устройство общества, которое потребует от государства соответствия своим запросам.

Марат Исмаилов

URL: https://bulak.kg/show/13886